Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » История

ВСЕГДА ВПЕРЕДИ. Евгений МУЗРУКОВ

В 15.00 25 декабря 1979 года боевые машины 781-го отдельного разведывательного батальона 108-й Невельской Краснознаменной мотострелковой дивизии первыми пересекли советско-афганскую границу по мосту через Амударью у города Термеза, прокладывая путь основным силам 40-й армии в глубь Афганистанa. Так начался ввод советских войск, которые оказались вовлеченными в самый крупномасштабный военный конфликт в послевоенной истории Советской армии.

Афганскую войну часто называют войной разведчиков, поскольку в ней в основном применялись характерные ранее только для разведки разведывательно-ударные и разведывательно-поиcковые действия. Другие распространенные виды боевых действий — наступление, встречный бой, оборона — почти там не применялись. Налет, засада, рейд — вот рабочие инструменты афганской войны. Разведка в тех условиях была задействована постоянно — днем и ночью, и в холод, и в зной.

Основная тяжесть разведывательных операций легла на войсковую разведку, которая включала 38 разведрот дивизий, бригад, полков и 60 разведвзводов батальонов. Из-за сложной обстановки, большого пространственного размаха зон ответственности частей и соединений этих сил явно не хватало. Но именно на втором этапе афганской войны с марта 1980 по апрель 1985 года, когда 40-я армия перешла к активным широкомасштабным боевым действиям, войсковая разведка вышла на первый план. Первые пули моджахедов теперь доставались разведчикам, которые получали бесценный боевой опыт, заставлявший менять тактику советских войск…

40-я армия против моджахедов

Боевые операции 40-й армии, начатые весной 1980 года, выявили неготовность регулярных частей действовать в обстановке специфической местности и в условиях партизанской войны. Рейдовые операции вдоль дорог и по долинам рек, где могла развернуться боевая техника, успеха не имели. Ни организационно, ни физически 40-я армия не могла контролировать всю территорию страны. Назначенная дивизиям зона ответственности в обороне составляла по фронту: 108 мсд — 420 км; 5 мсд — 640 км; 201 мсд — 400 км. Батальоны обороняли участок в среднем 30–40 км. Для контроля над местностью были развернуты заставы и сторожевые посты, находившиеся вокруг ключевых объектов: на дорогах, у мостов и перевалов. С них велось постоянное наблюдение за прилегающими районами. Были обустроены 862 заставы и поста, из них 186 сторожевых застав и 184 поста располагались вдоль коммуникаций (с учетом выносных наблюдательных постов их сеть превышала 1100). Гарнизоны застав, насчитывавшие от взвода до роты, имели запасы топлива, продовольствия и боеприпасов. В 1981 году здесь несли службу 20200 человек. К середине 1986 года доля сил, выполнявших охранные функции в режимных зонах вокруг гарнизонов, аэродромов и дорог, достигала более 60 процентов и составляла 82 батальона, тогда как в активных боевых действиях принимал участие 51 батальон.

Противник же непрерывно передвигался, маневрируя и наблюдая за армейскими постами, выбирая время и подходы для вылазок. Моджахеды пользовались поддержкой населения и знанием местности. Горы с массой нор, пещер и завалов, сады и виноградники умело использовались душманскими отрядами. Они скрытно подкрадывались для внезапных нападений и так же неожиданно исчезали. Душманы хорошо знали родные места, отличались выносливостью и неприхотливостью, воевали налегке и могли скрыться в селениях, где находили помощь и отдых. Они воевали небольшими подвижными группами, избегали открытых столкновений, применяя засады и налеты. Сочувствующее местное население снабжало их продовольствием, предупреждало об опасности. Чуть ли не в каждом кишлаке у моджахедов были свои информаторы, а в министерствах госбезопасности, обороны и внутренних дел — многочисленные агенты.

Вокруг гарнизонов советских войск было организовано непрерывное, скрытное круглосуточное наблюдение. О малейших передвижениях даже небольших подразделений сообщалось условными световыми сигналами.

Очаговый характер боев и тактика противника требовали столь же быстрой реакции. Логика войны подсказывала делать ставку на отдельные части и подразделения, наиболее подготовленные морально и физически. В первую очередь к ним можно было отнести разведбатальоны дивизий и разведроты в полках, предназначенные для поисковых действий, для выявления и уничтожения противника, личный состав которых проходил соответствующий отбор и выучку.

Наметилась тенденция, когда оперативные выходы оказывались более результативными, чем спланированные крупные операции с привлечением множества людей и техники. Само построение боевых действий с открытым продвижением и занятием позиций служило предупреждением противнику. Но требовались новые способы боевых действий, позволявшие решать боевые задачи малой кровью.

Были внесены коррективы в организационную структуру громоздких дивизий. Основной боевой единицей становился батальон. Именно действиями небольших подразделений — взводов, рот и батальонов — отличались мотострелковые и воздушно-десантные войска. Другой мерой по повышению гибкости и оперативности стало назначение дежуривших в готовности боевых подразделений для немедленного реагирования и ударов по отрядам душманов. Широко стали применяться бронегруппы, не предусмотренные штатной структурой, которые сопровождали бойцов в рейдах или выходили им на помощь.

Повсюду приходилось оставлять бронетехнику и артиллерию, не способную преодолеть заросли и подняться в горы, в результате чего бойцы оставались только с легким оружием. Огневую мощь в отрыве от боевой техники компенсировали подразделениями АГС-17, реактивными огнеметами «Шмель», подствольными гранатометами и РПГ, служившими настоящей «взводной артиллерией».

Пополнение для 40-й армии стали готовить в учебных центрах в Средней Азии, где отрабатывались тактические приемы в сходных с афганскими условиях, в частности в учебном центре войсковой разведки ТуркВО. В июле 1980 года были проведены сборы командиров подразделений, назначенных для устройства засад, в их подготовке участвовали офицеры спецназа ГРУ. От каждого мотострелкового полка, бригады привлекались офицеры одного батальона. На этих же сборах начальники разведок полков и офицеры разведотделений дивизий обучались проведению анализа данных о противнике, а также ведению опроса пленных.

Наряду с принятыми мерами по повышению эффективности войсковой разведки значительно повышалась степень готовности дежурных подразделений и сокращались сроки скрытого выхода к объекту атаки.

Командирам дивизий и отдельных полков была предоставлена полная самостоятельность для принятия решения и право вызова боевых вертолетов для поддержки без согласования со штабом ВВС армии. Эти меры в определенной степени активизировали действия войсковой разведки…

Тактика войсковых разведчиков

Никогда раньше советским войскам не приходилось вести боевые действия с противником на его территории, который широко применял партизанскую тактику. Боевые действия велись при температуре +40–50 °C и на высотах, преимущественно 2500–3000 метров, а иногда и 4000–4500 метров, причем без горного снаряжения. Боевая выкладка личного состава (до командира роты включительно) составляла 35–40 килограммов. На себе бойцы несли личное оружие, 4–6 ручных гранат, боеприпасы, 2–3 суточных сухих пайка, две фляги с водой, малую саперную лопату и бушлат. Иногда подразделения брали с собой один-два 82-мм миномета и небольшой запас мин. Бой приходилось вести на пределе физических сил, многие теряли в весе 3–5 килограммов за 6–8 дней боевых действий. Если учесть, что эта война была без тыла и фронта, когда противник повсюду, а чаще там, где его меньше всего можно было ожидать, то значительно усложнялись не только условия ведения боевых действий, но и само пребывание 40-й армии в Афганистане.

Появление даже небольшой группы советских солдат, а тем более европейцев, сразу же отмечалось местным населением и становилось достоянием находящегося поблизости отряда мятежников. Личный состав разведывательных подразделений не знал языка, а переводчиков в дивизии было 1–2 человека. Не спасало даже облачение советских разведчиков в национальные одежды афганцев. Выдавало незнание обычаев, норм поведения. Кроме того, афганская армия фактически саботировала ведение разведки, хотя и имела для этого огромные возможности.

Из многих способов войсковой разведки могли быть использованы наиболее эффективные: наблюдение, поиск, налет, засада. В этих целях создавались наблюдательные посты, разведдозоры и разведотряды. Густая сеть наблюдателей и НП способствовала наблюдению за местностью и противником, а эшелонирование НП по высотам создавало систему наблюдения в несколько ярусов, исключая мертвые зоны. Каждый НП оснащался дневными и ночными биноклями, РЛС СБР-3, что позволяло обнаруживать врага в ночное время за 1,5–4 километра и наносить ему поражение из минометов, гранатометов и тяжелых пулеметов. Там, где наблюдение было организовано умело, а результаты оперативно реализовывались артиллерией, эффективность боевых действий была высокой.

Разведка противника тоже использовала разведывательно-сигнальную аппаратуру (РСА), сигналы от которой поступали на командные пункты войск, артиллерии и разведподразделений. В ходе Панджшерской операции 1982 года было установлено 11 рубежей РСА. По их сигналам было нанесено 6 авиаударов и 34 огневых налета. В результате было разгромлено 12 групп и 4 каравана, уничтожено 36 душманов, 41 вьючное животное и 4 автомобиля с оружием.

Основная трудность заключалась в обнаружении караванов. Только с пакистанской стороны было проложено более 100 караванных маршрутов, огибавших гарнизоны и заставы. После выхода каравана сообщение приходило только через несколько дней, войска не успевали его перехватить, и груз достигал цели.

Более эффективной становилась засадная тактика. Многочисленные естественные складки местности и укрытия облегчали выбор мест для устройства засад, для них выделялась разведывательная группа, созданная на базе разведвзвода или разведроты, усиленной подразделениями саперов и огнеметчиков. Группа дополнительно получала средства ночного видения, приборы бесшумной стрельбы, иногда РЛС СБР-3. Выдвижение разведывательной группы к месту засады производилось поэтапно, со строгим соблюдением мер маскировки.

Один из караванных путей, по которым доставлялось оружие душманам, действовавшим в долине Панджшер и «зеленой зоне» Чарикар, пересекал автомагистраль Кабул–Джелалабад у населенного пункта Гогамунд (50 километров восточнее Кабула). Устроить засаду должна была разведывательно-десантная рота 781-го отдельного разведбатальона во главе с капитаном В. Либаром. Ночью, не доходя 4–5 километров до места засады, разведчики спешились и под прикрытием охранения начали выдвигаться в указанный район. Бронегруппа заняла укрытие в готовности по сигналу выйти к месту засады и поддержать роту. Капитан Либар организовал наблюдение и охранение. Затем приданное саперное отделение установило мины по периметру намеченного огневого мешка и при входе в район.

Дозор моджахедов из пяти человек разведчики пропустили, а после подхода каравана к позиции 2-го взвода капитан Либар длинной автоматной очередью подал сигнал на открытие огня и вызвал бронегруппу. Бой длился всего 2–3 минуты. Часть душманов, попав на управляемое минное поле, была уничтожена при его подрыве, караван, состоявший из 42 вьючных животных и 37 мятежников, — разгромлен, было захвачено 3 пленника, несколько безоткатных орудий, пулеметов ДШК и документы.

Результативными оказывались и ночные налеты разведподразделений с целью уничтожения исламских комитетов, главарей банд и диверсионных групп по наводке оперативных источников, службы безопасности, МВД и партийных активистов. Эффективность подобных действий составляла более 85 процентов.

При передвижении войск разведка велась разведдозорами и разведотрядами. Широкое применение получили разведотряды в составе 1–3 рот, усиленных саперами, химиками, снайперами и тяжелым оружием. При каждом командире отряда состояли группы артиллерийской разведки и авиационный наводчик. Такой состав сил и средств значительно сокращал время цикла «разведка-поражение».

Участились неплановые удары и частные операции, так называемые реализации разведданных. С мая по сентябрь 1983 года 40-я армия провела 12 плановых операций и 198 реализаций, 160 из которых оказались успешными. За такой же период 1984 года число плановых операций возросло до 22, но собственные потери увеличились почти вдвое. 1984 год стал пиковым по числу погибших, унеся жизни 2343 солдат и офицеров. В то же время из 181 реализации этого периода почти три четверти были результативными. По опыту 149 мсп, выделявшаяся разведротой группа обычно включала 30–40 человек со штатным оружием, двумя пулеметами «Утес», одним АГС и одним минометом «Поднос».

Нередко разведсведения становились основанием для проведения крупномасштабных боевых действий. Опыт показал, что в ходе боевых действий наибольший объем данных поступал именно от войсковой разведки (до 45 процентов), а наиболее эффективным способом ее ведения являлись засады, дававшие 80–90 процентов достоверной информации о противнике.

Из боевой хроники

Действия на грани боевого соприкосновения, участие в рискованных вылазках, выходы в глубь территории противника становились каждодневной работой разведподразделений. В мае 1980 года, обеспечивая безопасность дороги Кабул–Термез в районе перевала Саланг, рейдовый отряд 177 мсп вел прочесывание окрестных селении. Проидя через Горбанд и Бамиан, входивший в отряд мотострелковый батальон захватил лишь два старых ружья, в то время как его разведрота добыла 63 единицы стрелкового оружия.

18 декабря 1981 года при блокировании селения Амруд в результате смелого тактического решения разведротой 101 мсп 5 гв.мсд было уничтожено 32 мятежника, исламский комитет, 23 противотанковые мины; захвачено в плен 14 мятежников, 28 единиц стрелкового оружия.

В ходе крупной Панджшерской операции 1982 года наступление началось в ночь на 16 мая взятием одиннадцатью разведротами всех господствующих высот у входа в Панджшер. Захватить высоты удалось скрытно и практически без боя. Следующей ночью разведчики продвинулись на рубеж в десятикилометровой глубине, прикрывая движение основных сил. В результате успешной операции были захвачены многочисленные трофеи, а в ущелье Парандех добыты списки членов банд и планы вылазок. Эффективной была работа с пленными и местными жителями, они указали более 200 объектов.

В июле 1982 года командование 103 гв.вдд решило наладить организацию засад в приграничных провинциях Гильменд и Кандагар. Была отобрана и в течение десяти днеи подготовлена группа в составе 20 человек из числа наиболее выносливых, имеющих боевои опыт воинов в составе двух офицеров, прапорщика, пяти сержантов, двенадцати солдат (из них два связиста, два сапера, санинструктор, переводчик). Вместе с группои постоянно находился офицер госбезопасности Афганистана. Вооружение и снаряжение группы было таким: 6 пулеметов, 14 автоматов АКС-74, 1 автомат АКМС с прибором бесшумнои и беспламенной стрельбы, по 2 боекомплекта на единицу оружия, по 4 ручных гранаты на человека, 4 РПГ-18, 5 различных мин, 7 радиостанции, 7 биноклеи, 1 прибор ночного видения, каждый боец имел бронежилет. Все бойцы были в маскхалатах. При первом выходе в конце июля под селением Марджа разведчики с помощью выставленных мин МОН-50, гранат и пулеметного огня уничтожили отряд противника из 28 человек. На месте боя было захвачено 32 единицы оружия, боеприпасы. Не имея даже раненых, группа к утру вернулась на базу. До конца сентября были устроены еще 18 засад, из них 14 дали результат. Группа ликвидировала около 200 душманов, захватила 20 пленных, более 200 стволов, среди разведчиков получили ранения всего трое.

В ходе операции «Возмездие» в феврале–марте 1983 года 3 рдр 783-го отдельного разведбата под командованием старшего лейтенанта И. Плосконоса, блокируя Мармольское ущелье и оказавшись отрезанной непогодой от снабжения продовольствием и боеприпасами, в течение 10 дней отражала попытки мятежников прорваться из ущелья и не имела потерь.

При блокировании и уничтожении душманскои базы у Ишкамыша в провинции Кундуз 20–21 января 1984 года 149 мсп противостояла группировка в 1200–1300 человек. Полк был усилен 783-м разведбатом с приданными ему огневыми взводами минометчиков и огнеметчиков. Разведчики под командованием подполковника Тихонова высадились с вертолетов в тылу противника, не давая ему уити из-под огня. 150 душманов были убиты и взяты в плен, а рассеянным отрядам пришлось отходить в заснеженные горы, бросив оружие и боеприпасы.

Но успех далеко не всегда сопутствовал разведчикам…

Потери

Сам характер действий разведподразделений, оторванность от своих, хитрость и жестокость противника, а иногда и следование букве уставов вынуждали принимать бои в окружении, а их скоротечность не оставляла надежд дождаться помощи.

Так, 29 февраля 1980 года во время проведения Кунарской операции у кишлака Шигал замкомандира разведроты 317 гв.пдп старший сержант А. Мироненко вместе с тремя бойцами оказался отрезанным от своих, из-за отсутствия радиосвязи был вынужден ракетой раскрыть свое расположение. После гибели товарищей, будучи тяжелораненым, подорвал себя и окруживших его моджахедов гранатой.

Летом 1980 года почти целиком погибла разведрота 181 мсп. Двинувшись по неверному маршруту во время рейда под Файзабадом, колонна оказалась на открытом горном карнизе и была расстреляна. Укрыться на голом склоне было негде, и в живых осталось только трое — один солдат, прапорщик и вынесенный им раненый начальник разведки полка.

При проведении операции у кишлака Шаеста, в районе Файзабада 3 августа 1980 года командир 783 орб 201 мсд майор А. Кадыров не выслал разведку и охранение, а после втягивания в ущелье был встречен сильным ружейно-пулеметным огнем. В результате погибло 47 человек (из них 7 офицеров), 49 получили ранения. В этом бою противник в первую очередь вывел из строя радистов с радиостанциями, и командир батальона не смог вызвать артиллерию, которая находилась в 11 километрах на огневых позициях, и бронегруппу.

В марте 1983 года в районе массива Луркох одна из разведдрот 5 гв.мсд пыталась проникнуть в глубину ущелья. Потеряв из-за подрывов две БМП, разведчики попали в огневой мешок.Погибли 12 бойцов. Лишь с наступлением темноты они смогли выйти из ущелья.

12 сентября 1983 года во время проведения разведки в провинции Лагман рядовой разведчик разведроты 181 мсп 108 мсд Н. Анфиногенов, действуя в составе разведдозора, обнаружил группу мятежников, которая готовилась зайти во фланг роте. Когда погиб командир дозора, рядовой Анфиногенов принял командование на себя. Он приказал двум солдатам отходить, забрав с собою тело командира, а сам остался прикрывать их отход. Когда же мятежники попытались захватить его живым, то он подорвал себя и их гранатой. После боя вокруг Анфиногенова обнаружили восемь трупов противника.

Маховик войны раскручивался все стремительнее, втягивая советские войска в кровопролитные бои.

40-я армия: от «Завесы» к «Барьеру»

Американские аналитики ЦРУ пришли к выводу, что с 1984 года советскими войсками стала применяться новая тактика, способная обеспечить победу в течение двух лет. Заключалась она в проведении воздушно-десантных операций с широким применением отрядов специального назначения и десантно-штурмовых подразделений с максимальным использованием вертолетов.

С приходом в СССР к власти Юрия Андропова началось переосмысление советского военного присутствия в Афганистане. По словам генерала Бориса Громова, стратегическая линия в то время свелась к тому, что «революционная власть не имела права развалиться. Она должна была существовать и, несмотря ни на что, укрепляться под прикрытием 40-й армии». Основной упор делался на подавление активности оппозиции в центральных провинциях, где держалась власть НДПА и были сосредоточены основные советские части.

Необходимо было поставить заслон на пути караванов и перекрыть внешнюю помощь моджахедам из Пакистана и Ирана. В этих условиях наиболее оптимальным способом борьбы являлось устройство засад, особенно в ночное время. Эта задача возлагалась на разведывательные части и подразделения по всему периметру афганской границы, за исключением северной со стороны СССР. Но маршрутов доставки внешней помощи были сотни, а разведывательных подразделений — гораздо меньше. Армейские же засады были малоэффективны из-за обширных зон ответственности и сложного рельефа местности. Перекрытые направления оказались малоперспективными, к тому же «сверху» приказывали направлять в засады не менее 25 человек, обязательно с тяжелым вооружением. Засадные действия в бригадах и полках проводились по составленным на месяц планам-графикам, где оговаривались не только выделенные подразделения, но и места и сроки, в которые следовало ожидать противника. Выдвижение к месту засады в сопровождении бронетехники уже при выходе замечалось местными жителями и далеко не всегда эти действия были результативными.

За пять месяцев летнего периода 1983 года из 2800 засад результативными были только 262 (менее 9 процентов), а за тот же срок в 1984 году отдача и количество захваченного оружия снизились (181 перехват противника из 2084 выставленных засад — около 8 процентов). По подсчетам штаба армии, для полного перекрытия границы требовалось вдвое увеличить численность армии, доведя ее до 200 тысяч человек. Поэтому в 1984 году советское командование приняло решение о более активном применении спецназа ГРУ в Афганистане. К этому решению его подтолкнула эффективная работа кабульской 459-й роты СпН. В приграничные провинции были передислоцированы 154 и 177 ооСпН и введены 173 (в феврале) и 668 (в августе) ооСпН.

В начале 1984 года был разработан план под кодовым названием «Завеса», предусматривавший целый ряд мер на наиболее напряженных южном и восточном направлениях у пакистанской границы, где назначались зоны ответственности частей и подразделений общей протяженностью 1000 километров и глубиной от 100 до 300 километров. Для управления силами и средствами, ведущими борьбу с караванами, в рамках армейского плана с весны 1984 года на КП армии действовала группа «Завеса», координировавшая в основном засадные действия подразделений СпН и войсковой разведки.

В соответствии с директивой Генерального штаба от 11 ноября 1984 года в мотострелковых, танковых, парашютно-десантных, десантно-штурмовых батальонах стали формироваться более 60 разведывательных взводов. Таким образом, в 1984 году в «Завесе» были задействованы 11 мотострелковых батальонов, но основная нагрузка приходилась на 3 разведбатальона, 3 батальона СпН, 1 роту СпН, 11 разведрот и 60 разведвзводов, т. е. 33 расчетных батальона, которые могли выставить одновременно 180 засад. С учетом отдыха и подготовки частей, а также возможностей ВВС ежедневно выставлялось не более 30–40 засад.

  

Эффективность частей спецназа привела к увеличению группировки частей СпН, а в условиях нового курса на «афганизацию» войны к ним перешла инициатива по ведению боевых действий. Начиная с 1985 года в 40-й армии дополнительно было размещено два органа управления бригадами спецназа, два батальона спецрадиосвязи и четыре батальона спецназа по 500 человек (370, 186, 334, 411 ооСпН). К середине 1985 года в 40-й армии было 11 тысяч личного состава разведчиков из 110-тысячной армии (т. е. 10 процентов от общей численности) и даже один самолет радиоразведки. После начала проведения «политики национального примирения» советские войска стали применять систему «Барьер». Ее суть заключалась в том, что отдельные участки местности на востоке и юго-востоке страны перекрывались сплошной цепью засад и подразделений, которые обороняли узлы дорог, контролировали с высот ущелья. При этом задача состояла не столько в том, чтобы уничтожать караваны на пути их передвижения, сколько в пресечении их перемещения в центр страны. Это приводило к накоплению оружия и боеприпасов на перевалочных базах противника, которые затем уничтожались ударами авиации и артиллерии…

«Мы уходим…»

1985 год стал переломным в ходе войны. Американские аналитики посчитали, что, если бы СССР нарастил свою группировку до 500 тыс. человек, он смог бы победить в том же году. Многие полевые командиры моджахедов признают, что еще немного, и их сопротивление было бы сломлено. Некоторые ветераны 40-й армии утверждают, что, если бы ввели дополнительно еще хотя бы две бригады спецназа, то можно было окончательно подорвать снабжение моджахедов и на этой основе добиться национального примирения. Однако, как известно, история не знает сослагательного наклонения… Мы ушли из Афгана.

Но бесценный опыт, приобретенный в ходе афганской войны, оказался забытым. Что такое забытый опыт, показала война в Чечне, когда его снова пришлось добывать большими жертвами, большой кровью.

Однако сегодня мы отдаем должное тем, кто в жестких условиях афганской войны достойно выполнял свой воинский долг. Тысячи войсковых разведчиков были удостоены орденов и медалей. Звание Героя Советского Союза было присвоено старшему сержанту А. Мироненко — посмертно, рядовому Н. Анфиногенову — посмертно, афганскому Маресьеву капитану В. Гринчаку, который после ампутации обеих ног продолжил службу, старшему лейтенанту И. Плосконосу, капитану Ф. Пугачеву, старшине Ю. Шикову.

Те, кто принимал решение о вводе войск в Афганистан, не представляли, какими будут последствия, не прогнозировали, как это принято говорить в разведке, «каков вероятный характер действий противника». Зато полной мерой познали этот «характер» на себе разведчики 40-й армии, шедшие всегда впереди. Они же поставили в афганской войне точку, последними покинув Афганистан 15 февраля 1989 года…

(783 орб 201 мсд - был последней воинской частью Советских войск, покинувших республику Афганистан 15 февраля 1989 г.)

Евгений МУЗРУКОВ


КНИГА «Афганистан. Записки начальника разведки 201 мсд» содержит воспоминания о войне в Афганистане в 1983–1984 годах начальника разведки 201 Гатчинской дважды Краснознаменной мотострелковой дивизии 40 Армии. 
В книге на основе реальных событий боевых действий дивизии, собственного боевого опыта, рассматриваются особенности применения разведывательных подразделений дивизии, приводятся конкретные примеры действий разведывательных органов и отдельных разведчиков в условиях борьбы с незаконными вооруженными формированиями моджахедов в северо-западных провинциях Афганистана в те годы. Мнение автора о многих, описанных в книге событиях, может не совпадать с официальными версиями. Но автор имеет на это полное право! И тем ценнее и интереснее эта книга!

Издательский дом «Военная разведка», Киев, 2010 г. 

Разработка серии Ю. М. Ярухин. Руководитель проекта Ю. Т. Левченко.

(В формате PDF)  Скачать...     



Источник: http://www.bratishka.ru/archiv/2010/12/2010_12_2.php
Категория: История | Добавил: 117orb (15.02.2014)
Просмотров: 2243 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]