Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » История

Знамя Победы

Знамя Победы — штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии, водруженный 1 мая 1945 года на здании рейхстага в городе Берлине. Символизирует победу Советского Союза над нацистской Германией в Великой Отечественной войне.

В ходе штурма над рейхстагом было водружено несколько красных знамён, но Знаменем Победы считается знамя, укреплённое Алексеем Берестом, Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантария.

 

Знамя, водружённое Берестом, Егоровым и Кантария

 

29 апреля начались ожесточённые бои за рейхстаг, который обороняло более тысячи человек. 30 апреля после нескольких атак подразделениям 171-й (под командованием полковника Негоды А. И.) и 150-й (под командованием генерал-майора Шатилова В. М.) стрелковых дивизий удалось ворваться в здание. 30 апреля в 14 часов 25 минут на фасаде здания было установлено полковое красное знамя 674-го стрелкового полка (150-я стрелковая дивизия).

Красное знамя Военного совета 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта было установлено на куполе рейхстага рано утром 1 мая лейтенантом Алексеем Берестом и сержантами Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантария.

Достоверно известно, что и до, и после них военнослужащие из разных подразделений устанавливали красные флаги на крыше рейхстага — в официальной советской историографии Знаменем Победы считается лишь установленное Берестом, Егоровым и Кантарией.

В настоящее время Знамя Победы является экспонатом в Центральном музее Вооружённых сил. Оно было помещено в этот музей по распоряжению Главного политуправления Советской Армии от 10 июля 1945 года.

 

 
Знаменитое фото

 

На знаменитом фото «Знамя Победы над рейхстагом» запечатлены совсем не Берест, Егоров и Кантария.

Снимок был сделан по заданию Фотохроники ТАСС фотохудожником Евгением Халдеем 2 мая 1945 года. Перед этим он сделал несколько фотографий победных знамён над освобождёнными советскими городами: Новороссийском, Керчью, Севастополем.

Знамя с серпом и молотом, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. По воспоминаниям Халдея, он попросил портного Израиля Кишицера сшить три флага из красных скатертей. Серп, молот и звезду Халдей вырезал сам из белой ткани. Прибыв в Берлин, Халдей сделал снимки с каждым из трёх флагов.

Первый флаг был установлен вдали от рейхстага, на крыше штаба 8-й гвардейской армии, возле скульптуры орла, восседавшего на земном шаре. Халдей забрался туда с тремя бойцами и сделал несколько фотографий.

Второй флаг был установлен над Бранденбургскими воротами. По воспоминаниям Халдея, утром 2 мая 1945 года лейтенант Кузьма Дудеев, сержант Иван Андреев и он забрались на Бранденбургские ворота, укрепили флаг и сделали снимок. На обратном пути Халдею пришлось прыгнуть с большой высоты, и он отшиб ноги.

Когда Халдей добрался до рейхстага, из которого выбили фашистов, флагов там уже было установлено множество. Наткнувшись на нескольких бойцов, он достал свой флаг и попросил их помочь забраться на крышу. Найдя удобную точку для съёмки, он отснял две кассеты. Флаг привязывал киевлянин Алексей Ковалёв. Ему помогали старшина разведроты Гвардейской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого Запорожской стрелковой дивизии Абдулхаким Исмаилов из Дагестана и минчанин Леонид Горычев.

 

Другие знамёна

 

Знамя Победы, водружённое Берестом, Егоровым и Кантария, не было первым красным знаменем над рейхстагом.

30 апреля 1945 года в 14 ч 25 мин лейтенант 150-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта Рахимжан Кошкарбаев, которому тогда был всего 21 год, и рядовой Григорий Булатов первыми водрузили боевое знамя над рейхстагом. Документ, удостоверяющий это событие, передан в дар Центральному государственному музею Республики Казахстан.
30 апреля 1945 года в 22:40 бойцы 171-й стрелковой дивизии капитан Владимир Маков, старшие сержанты Алексей Бобров, Гази Загитов, Александр Лисименко и сержант Михаил Минин водрузили своё знамя на скульптурную композицию «Германия». Это знамя не сохранилось до наших дней.

Над Бранденбургскими воротами знамя водрузили старший сержант Андреев и сержант Бережной 416-й стрелковой Таганрогской Краснознамённой, ордена Суворова (Азербайджанской) дивизии.

Днём 1 мая 1945 года на пылающий рейхстаг было сброшено с самолета шестиметровое красное знамя с надписью «ПОБЕДА». Предположительно, затем оно сгорело.
 

ЗНАМЯ ПОД НОМЕРОМ "5”

 

Согласно официальной советской историографии, Знамя Победы над рейхстагом водрузили сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария. На самом деле героев было трое. Группу возглавлял украинец лейтенант Алексей Берест.

Мало кто знает, что победных знамен было девять - по числу дивизий 3-й Ударной армии, наступавшей в центре германской столицы. Все они были сшиты из подручных материалов прямо в Берлине и розданы в дивизии, штурмовавшие рейхстаг. Знамя номер пять досталось 150-й стрелковой дивизии – батальону капитана Степана Неустроева. Именно его подчиненным было суждено войти в историю.

На штурм рейхстага комбат отрядил бойцов второй роты, во главе со своим замполитом лейтенантом Берестом. Лишь со второй попытки, одолев зону сплошного огня, солдатам удалось ворваться в пылающий рейхстаг. Лестницы были разрушены и приходилось садиться друг другу на плечи, чтобы забираться наверх. Берест в буквальном смысле слова выдержал операцию на своих богатырских плечах: лейтенант, как котят, подсаживал и вытягивал солдат со знаменем. Выбравшись на разрушенную арматуру крыши рейхстага, автоматчики водрузили знамя. Это знаменательное событие произошло 30 апреля 1945 года в 22.50 по московскому времени.
Возвратившись на командный пункт батальона, Берест доложил, что знамя установлено на самом видном месте - бронзовой конной скульптуре кайзера Вильгельма на фронтоне главного входа.
Однако Алексей Прокофьевич Берест совершил в рейхстаге еще один подвиг.

 

КАК ЛЕЙТЕНАНТ НА ПАРУ ЧАСОВ ПОЛКОВНИКОМ СТАЛ

 

В четыре часа утра 1 мая фашисты, окопавшиеся в подвалах немецкого парламента, выбросили белый флаг и согласились на переговоры, но с офицером не ниже полковника. Самым высшим советским чином в рейхстаге был комбат - капитан Степан Неустроев - сухощавый и невысокий. Как вспоминал сам Степан Андреевич, он побоялся, что при его комплекции и росте немцы просто не поверят, что перед ними высокий чин советской армии. Поэтому решили, что роль полковника сыграет лейтенант Алексей Берест - парень крепкий, живое воплощение "русского Ивана". На парламентеров надели телогрейки без знаков различия, Неустроев пошел с Берестом в качестве "адъютанта". Переводчиком взяли солдата Ивана Прыгунова.

 

Из воспоминаний Героя Советского Союза капитана Степана Неустроева: "Сейчас через много лет скажу откровенно - идти на переговоры мне было страшно. Навстречу нам вышел немецкий офицер. Приложив руку к головному убору, он коротко, но вежливо указал, куда следовало идти. Не проронив ни слова, мы не спеша спустились вниз и попали в слабо освещенную, похожую на каземат комнату…

На нас были направлены дула пулеметов и автоматов. По спине пробежал мороз. В помещении установилась мертвая тишина! Лейтенант Берест, нарушив молчание, решительно заявил:
- Все выходы из подземелья блокированы. При попытке прорваться каждый из вас будет уничтожен. Предлагаю сложить оружие. Гарантирую жизнь всем вашим офицерам и солдатам, раненым - медицинскую помощь.

Немецкий полковник ответил:

- Еще неизвестно, кто у кого в плену. Нас в рейхстаге значительно больше. Снаружи подтянулись новые немецкие части, выход из рейхстага под прицелом.

- Не забывайте, - парировал наш "полковник”, - беседа проходит не в Москве, а в Берлине. Я не за тем шел сюда четыре года, чтобы сдаваться, - и решительно добавил - Повторяю, мы вас уничтожим! Всех!

Переговоры длились больше двух часов. Немецкий полковник выходил из каземата на консультации с комендантом рейхстага. И это понятно, они тянули время. Обстановка накалялась. В итоге фашисты согласились на капитуляцию, но при условии, что русские солдаты будут отведены с огневых позиций. Берест решительно отверг предложение немцев:

- Если через 20 минут, вы не вывесите белый флаг, начнется штурм всеми видами оружия!
И мы покинули подземелье. Легко сказать покинули... А тогда пулеметы и автоматы смотрели нам в спины. Ждали, вот-вот прозвучит очередь. Дорога казалась очень длинной. А ее следовало пройти ровным и спокойным шагом. Нужно отдать должное Алексею Прокофьевичу Бересту. Он шел неторопливо, высоко подняв голову. В указанное Берестом время немцы, с поднятыми руками, стали выходить из подвалов рейхстага...”

…Наградные листы на присвоение звания Героя Советского Союза за водружение Знамени Победы были представлены на десятки (!) людей.

Так что политотделу 3-й Ударной армии и политуправлению 1-го Белорусского фронта пришлось разбираться в этом вопросе целый год! Только 8 мая 1946 года вышел:

 

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

"О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу Вооруженных Сил СССР, водрузившему Знамя Победы над рейхстагом в Берлине”.

 

Присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда”
1. Капитану Давыдову Василию Иннокентьевичу.
2. Сержанту Егорову Михаилу Алексеевичу.
3. Младшему сержанту Кантария Мелитону Варламовичу.
4. Капитану Неустроеву Степану Андреевичу.
5. Старшему лейтенанту Самсонову Константину Яковлевичу.
Председатель Президиума Верховного Совета Союза ССР Н. Шверник.

Секретарь Президиума Верховного Совета Союза ССР А. Горкин.
Москва. Кремль. 8 мая 1946 года

Все как будто бы правильно, по алфавиту и фамилии воинов, заслуживающих награждения, но было в этом указе одно "но” - в нем не было фамилии Алексея Береста. Что же произошло? Ведь в наградной реляции, подписанной командующим войсками 3-й ударной армии генерал-полковником Кузнецовым и членом военного совета армии генерал-майором Литвиновым, черным по белому было конкретно указано: "...Отважные воины - коммунист лейтенант Берест, комсомолец сержант Егоров и беспартийный младший сержант Кантария установили знамя над зданием германского парламента...”
Михаил Павлов
 

КУДА ИСЧЕЗЛО ЗНАМЯ ПОБЕДЫ?

 

Как и во всяком деле, дошло до абсурда: один из начальников распорядился изготовить будущее Знамя Победы из... бархата и заказал его в Москве.

В ходе Берлинской операции на главном стратегическом направлении оказалась 3-я Ударная армия. Красные стрелы наступления на штабных картах упирались в рейхстаг. На одной из встреч с ветеранами войны в Центральном музее Вооруженных Сил мне удалось записать рассказ бывшего начальника политотдела этой армии Федора Яковлевича Лисицына:

"Мне поручили заняться изготовлением знамен. Надо ли говорить, с каким чувством я воспринял эту задачу. Пригласил начальника Дома Красной Армии Георгия Назаровича Голикова и познакомил его с решением военного совета. Тут же принялись уточнять детали. Соблазн изготовить знамя из бархата, сознаюсь, был. Если бы все было так просто: подошел к рейхстагу, поднялся и укрепил знамя. Но предстояло штурмовать хорошо подготовленное к обороне здание, и тяжелое знамя из бархата будет мешать бойцам. Знамя должно быть легким. Решили сделать его из простого кумача. Да не одно, а сразу девять. Никто тогда не знал, какой из наших дивизий удастся ворваться в район рейхстага. Женщины наши кроили и шили знамена, художник клуба рисовал белилами эмблемы: серп и молот, пятиконечную звезду, киномеханик выстругивал древки. Старались, чтобы все девять знамен выглядели одинаково.

Мелкими цифрами пометили древки знамен.

Знамени под номером пять суждено было стать Знаменем Победы.

Командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Шатилов принял его в пригороде Берлина — Карлове.

Знамена не хранили в укромных местах "до случая”. Они находились в боевых порядках и появлялись на стратегически важных зданиях, которые брались нашими войсками. Враг мог видеть, как красные полотнища все ближе и ближе перемещаются к сердцу Берлина. Позже пленные рассказывали, что это была самая сильная психологическая атака, которую им пришлось испытать.

Дневной штурм рейхстага 30 апреля был неудачным. Хотя бойцы и подошли к зданию, но ворваться в него им не удалось. Очередную попытку атаки перенесли на вечер. Тем временем наша артиллерия и танки подавляли огневые точки.

Штурмовое знамя вручили разведчикам сержанту Егорову и младшему сержанту Кантария. Задачу им можно было не объяснять.

К вечеру нашим солдатам удалось ворваться в рейхстаг. Стало ясно, что прорыв к куполу возможен. Бой шел несколько часов. Разведчики шаг за шагом поднимались все выше и выше. Наконец они достигли купола, и утром 1 мая все увидели красное полотнище над рейхстагом”.

Генерал-лейтенант Ф. Я. Лисицын охотно отвечал на вопросы, и мы в мельчайших подробностях узнавали все, что было связано со Знаменем Победы.

— Федор Яковлевич, на знамени, которое сейчас хранится в музее, есть надпись. Была ли она тогда?

— Да, сейчас надпись есть. Если расшифровать сокращение, то вы прочтете: "150-я стрелковая дивизия, ордена Кутузова II степени Идрицкая дивизия 79-го стрелкового корпуса 3-й Ударной армии 1 -го Белорусского фронта”. Эту надпись делали по частям — сначала по распоряжению политотдела дивизии, а позднее командира и начальника политотдела корпуса. Над рейхстагом же развивалось чистое полотнище только с серпом, молотом и звездой. Я был против этих надписей, но увидел их в последний момент, когда знамя отправляли в Москву. Мне кажется, что позднее они сыграли отрицательную роль...

В воспоминаниях начальника Генерального штаба генерала Сергея Матвеевича Штеменко "Генеральный штаб в годы войны”есть строки, которые рассказывают о том, как готовился сценарий Парада Победы, который было задумано провести в Москве:

"Знамя Победы, реявшее на куполе рейхстага в Берлине, по нашим соображениям, следовало поставить во главе парадного шествия, и чтобы несли и сопровождали его те, чьими руками оно было водружено над столицей гитлеровской Германии.

Знамя Победы приказали доставить в Москву с особыми воинскими почестями. Утром 19 июня начальник политотдела 3-й Ударной армии полковник Ф. Я. Лисицын на аэродроме в Берлине торжественно вручил его младшему сержанту Кантария, сержанту Егорову, старшему сержанту Сьянову, капитанам Самсонову и Неустроеву”.

В свое время фотокорреспондент "Комсомольской правды” Илья Гричер разыскал летчика самолета Ли-2, на котором Знамя Победы летело в Москву. Павел Яковлевич Югертан рассказывал:

"Рано утром 19 июня меня срочно вызвали на командный пункт и сообщили, чтобы я подобрал экипаж для полета в Москву.

В 8.00 состоялся короткий митинг прямо у самолета. Привезли Знамя Победы, вручили его солдатам. Тогда я впервые увидел тех, кто водружал это знамя на рейхстаге.

Мы благополучно взлетели и взяли курс на Москву. Помнится, над Польшей попали в грозовой фронт. Полыхнула молния, и я чудом удержался, чтобы не сказать, что подходим к линии фронта. Война-то уж давно кончилась...

Мы старались вести самолет ровнее - пассажиры хоть и герои, но пехотинцы, и к воздушным ямам люди непривычные. До Москвы долетели спокойно, и вновь митинг, тоже у самолета. Знамя передали представителям Московского гарнизона”.

Это не совсем так. Знамя приняло подразделение, сформированное для участия в параде. Но эти солдаты прибыли в столицу несколько дней назад и уже успели пройти цикл строевых занятий. Командовал подразделением майор Валентин Варенников (в наши дни генерал армии будет замешан в деле ГКЧП). Знамя принял Герой Советского Союза Федор Александрович Шкирев.

После войны он жил в небольшой деревеньке в Нижегородской области. При нашей встрече он рассказал, как все происходило.

"Мы приехали в Москву за несколько дней до Парада Победы. Нас разместили в казарме, где стояли койки. Первая мысль была — вот посплю, но ничего не получилось. Я лежал на панцирной сетке, как подвешенный, и только начинал засыпать, тут же вздрагивал - казалось, что падаю. Так и ходили мы всю ночь по казарме, как призраки.

А утром началась шагистика. Мы бывалые солдаты, а строевой подготовкой редко кому удавалось заниматься. Смешно было, а чтоб кто недоволен был — нет, такого не было.

За пять дней до парада нас, трех Героев Советского Союза — меня, артиллериста старшину И. Панышева и кавалериста сержанта П. Маштакова, — вызвали в штаб и сказали, что это мы должны принять Знамя Победы. Для его встречи выделялась рота почетного караула.
Мы прибыли на аэродром. Вскоре прилетел самолет, вынесли знамя. Я думал, что это будет... Ну, даже не знаю, каким представлял я себе это знамя. Каким-то грандиозным. А тут - обыкновенное красное полотнище. Приняли его и торжественным маршем прошли по бетонке аэродрома. Обычное дело. Потом погрузились в машины, доехали до Кремля и сдали знамя коменданту”.

Что же было дальше? А дальше случилось непонятное. Знамя Победы... исчезло.

24 июня, в день Парада Победы, на Красной площади работали сотни кинооператоров. Для этого случая был заготовлен большой запас цветной пленки. Это была, пожалуй, первая известная документальная съемка кинохроникеров, и фильм, вышедший впоследствии на экраны страны, также был цветной.

Но сколько ни всматривались зрители в кадры хроники, Знамени Победы они так и не увидели. Не упоминается о знамени и в книге "Сто военных парадов”. Существует фотоальбом "Парад Победы”, но и там нету знамени. Не найдете вы никаких упоминаний о нем и в мемуарах военачальников, вспоминавших Парад Победы. Промолчали на этот счет и Герои Советского Союза Михаил Егоров и Мелитон Кантария. А спросить их об этом забыли, послевоенные журналисты были уверены, что именно они пронесли Знамя Победы по брусчатке Красной площади. Молчат и историки, возможно считая, что это мелочь, на которую не стоит обращать внимания.

Так было ли Знамя Победы на военном параде?

Нет ответа. И все-таки, по всей вероятности, было. Но, как было предусмотрено сценарием, парад не открывало. В последний момент в сценарий Генштаба кто-то внес изменения. Возможно, они даже не были задокументированы.

Сценарий предполагал символическое Знамя Победы — чистое красное полотнище, которое развевалось над рейхстагом. На доставленном в Москву полотнище было уже начертано наименование дивизии. Кто-то уловил в этом несправедливость: воевали все, а парад откроет знамя конкретной дивизии...

Не зря был раздосадован Федор Яковлевич Лисицын, когда увидел, что на знамени появились надписи. Видимо, это обстоятельство сыграло свою роль. Во главу парада Знамя Победы не поставили. К тому времени оно еще не было укоренившимся символом, и отсутствия его никто не заметил. А у солдат были другие святыни — знамена своих полков, дивизий, соединений, с которыми они прошли дорогами войны.

Федору Яковлевичу Лисицыну все-таки удалось выяснить, где же было Знамя Победы. Его провезли на специальной автомашине. Над ее кузовом возвышался большой глобус. И в точке с обозначением "Берлин” оно и было установлено. Во время парада шел сильный дождь, и полотнище прилипло к древку. Никто и не обратил внимания на это знамя. Его даже не запечатлели кинооператоры, посчитав второстепенной деталью.

А воины, печатая шаг, шли по мокрой брусчатке со своими знаменами. У каждого из них было свое победное знамя.

Трудно оценить случившееся со Знаменем Победы, но все-таки доля справедливости в этом есть. По крайней мере была в то время.

Вячеслав Федоров
 
 
Категория: История | Добавил: 117orb (07.05.2009)
Просмотров: 31167 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.9/16
Всего комментариев: 8
1  
очень хорошая статья smile

2  
В Музее Берлина есть кусочек красного знамени. гид говорит, это часть того самого, с Рейхстага.

3  
А если учесть, что центральную часть Рейхстага сожгли фашисты в 1932 при приходе к власти, а парламент разогнали, и здание не подвергалось ремонту. Одно крыло использовалось как цех по производству ламп, а второе как роддом, то вся эта пропаганда лишь фуфел.

4  
Да и фиг с ним;-) У каждого в жизни свой Рейхстаг.

5  
вот только ответ Виктора сквозит здравомыслием. А для непонятливых я озвучу не сказанный здесь вопрос. А что такое было для немцев Рейхстаг? Чем он являлся в конце воЙны? А кто сможет ответить, тот поймет, что знамя "победы" фикция, как и все остальное при "советах"

6  
/// А ВЫ ЗНАЕТЕ?? ///

Герой Советского Союза *...Михаил Минин...* водрузил знамя Победы над Рейхстагом в мае 1945 года раньше Егорова и Кантария.

Михаил Минин родился в 1922 году, в июне 1941 года ушел добровольцем на фронт, освобождал Ленинград, был ранен, после госпиталя прошел путь от Ленинграда до Берлина.

Однако, в историю вошли лишь Егоров и Кантария, водрузившие флаг далеко не первыми. book yes smile

7  
/// А ВЫ ЗНАЕТЕ?? ///

Во время битвы за Берлин советские войска вели штурм РЕЙХСТАГА. 30 апреля 1945 года на рейхстаге было водружено Знамя Победы.

На стенах рейхстага советские солдаты оставили множество надписей, часть из которых сохранилась и оставлена при реставрациях здания.
Большая часть сохранившихся надписей советских солдат находится во внутренних помещениях рейхстага, ныне доступных только с экскурсоводом по записи. Наверху, на правом фронтоне с внутренней стороны сохранена надпись: «Астрахань Макаров». Сохранены также следы пуль на внутренней стороне левого фронтона. book yes smile

8  
Над Бранденбургскими воротами знамя водрузили старший сержант Андреев и сержант Бережной 416-й стрелковой Таганрогской Краснознамённой, ордена Суворова (Азербайджанской) дивизии.

Я внук сержанта Василия Бережного. Знаю эту историю можно сказать из первых уст. Много лет собираю какую либо информацию о боевом пути деда, но увы - до архивов тяжело добраться, а в интернете очень мало информации, но есть.
Вечная память героям и воинам, уважение и почёт ветеранам!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]